Луи ван Гаал: Я думал, Манчестер Юнайтед может купить любого игрока

Экс-тренер МЮ — о своем игровом стиле, сомнительности назначения Сульшера и излишней коммерциализации «красных дьяволов».

— Было ли ощущение, что вас предали, ведь несмотря на трехлетний контракт, вам указали на дверь через день после победы в Кубке Англии?

— В тот момент было. Я ощущал себя преданным, ведь слышал, что все было решено еще в декабре-январе. Каждую неделю я разговаривал с исполнительным вице-президентом Эдом Вудвордом. После трех никудышных поражений и вылета из Лиги чемпионов я сказал: «Я пойму, если вы меня уволите». Такой клуб, как Манчестер Юнайтед, не может проигрывать трижды подряд. Но он ответил: «Нет, никогда. Я тебя никогда не уволю. Верь в себя и не читай газеты». Можно ощущать себя обманутым, но теперь я понимаю, что тогда он знал: в следующем году мы попрощаемся. На рынке был Жозе Моуриньо. Он очень хороший тренер, и Вудворд думал, что нашел топ-тренера для МЮ на многие годы вперед.

— Какие у вас были отношения с Жозе?

— Я понимаю, что Жозе хотел в тренерское кресло Манчестер Юнайтед, ведь это самое высокое кресло в Англии. До того, как я подписал контракт с манкунианцами, ко мне обращался Тоттенхэм – господин Леви лично был у меня дома. Я сказал жене, что состав у «шпор» лучше, но выбрал Юнайтед ради вызова. И потому, что всегда тренировал главные клубы своих стран!

— Так обид на Моуриньо нет?

— Никаких.

— В чем проблема нынешнего МЮ?

— Все начинается с того, что клуб никогда не обновлялся. Когда ты тренер, тебе нужно обновлять состав каждый год, чтобы поддерживать процесс построения команды.

— Вы приглашали игроков, пытались провести обновление.

— Да, но не всегда я получал тех, кого хотел. В этом проблема. Есть Вудворд и есть его правая рука Мэтт Джадж. С Джаджем мы встречались, но не очень часто. И был еще глава скаутинга. Такова структура, но ты всегда зависишь от Вудворда и Джаджа.

— Они не следовали вашим советам?

— Я всегда думал, что Манчестер Юнайтед может купить любого игрока, ведь он очень могущественный. Видимо, несколько футболистов были недостижимы для МЮ. Я не могу понять, но, наверное, это было так.

— Анхель Ди Мария – это был ваш выбор?

— Ди Мария был моим выбором в АЗ за 7 лет до этого.

— Тогда вы не смогли его подписать. А хотели видеть Анхеля в МЮ? Были рады, когда он пришел?

— Я был удовлетворен, потому что это креативный игрок. Но у меня в списке были другие футболисты. У Ди Марии были проблемы с английской футбольной культурой и климатом. Когда ты покупаешь игроков, ты не знаешь точно, дадут ли они результат, ведь футбол – это командный спорт.

— Где он хотел играть?

— Я всегда спрашиваю у игроков о предпочитаемой позиции. Для него это был фланг, возможность играть широко и в основном слева. В сборной Аргентины он играет слева. Я начал использовать Анхеля там. Но он не играл так, как можно ожидать от футболиста за 80 млн фунтов. Поэтому я должен был проверить, возможно, другая позиция подходит ему лучше. Я использовал его как левого вингера, как десятку, второго нападающего и справа. Критики сказали, что он играет на слишком многих позициях, но я дал Ди Марии все возможности, чтобы выступать хорошо.

— Жалеете ли вы о чем-то за свое время в МЮ?

— Нет. То, как меня уволили, было ужасно, но мне понравился период в Англии – из-за культуры, из-за людей. Много юмора и постоянная поддержка менеджера. Я уважаю каждого, с кем работал.

— Кто был вашим лучшим игроком в этой команде.

— Давид Де Хеа фантастически проявил себя.

Окей, полевым игроком.

— Тут надо подумать. Люк Шоу начал очень хорошо, но затем его выбила ужасная травма против ПСВ. Шоу был выше среднего. Андер Эррера был выше среднего. Начал он не очень хорошо, однако стал более важным для команды благодаря своему вдохновляющему поведению и тренерским качествам. Думаю, наиболее стабильным мои футболистом был Дэйли Блинд, он отлично строил игру. Хуан Мата также был хорошим, очень креативным игроком. Я был очень им доволен, ведь нам не хватало креативных исполнителей. Из-за этого мы и играли в то, что вы называли «скучным футболом». Нам не хватало креативщиков, чтобы взвинтить темп, использовать более вертикальные пасы. Но думаю, это было лучше, чем парковать автобус.

Мы играли на половине поля соперника и почти всегда были лучше оппонента. Но когда противник паркует автобус, тебе нужны креативные игроки. Поэтому я позволил прийти Ди Марии и Мемфису Депаю – они были креативщиками, а команда нуждалась в 3-4 таких, чтобы взламывать автобусы соперников.

— Вы не упомянули Уэйна Руни. Он был уже тогда слишком стар?

— Извините, но его поезд тогда уже уехал. Хотя, несмотря на это, он был одним из моих лучших футболистов.

— Было сложно сделать Руни капитаном? Он был единственным выбором?

— Нельзя ничего сказать о его профессионализме как игрока на тренировках или в матчах. За пределами тренировочного поля и стадиона – другой вопрос. Я сделал его капитаном, потому что хотел контролировать эту жизнь за пределами.

— Интересно. Наделить его ответственностью, и потом он…

— Считаю, мы совсем не преуспели.

— Вы говорили, что не понимаете, почему у МЮ много денег, а клуб не хочет платить за игроков. Это потому, что Глейзеры не хотят платить?

— Не знаю. Это Вудворд говорит с Глейзерами. Мы с ними разговаривали только когда они посещали игры или тренировки. В основном, они появлялись на топ-матчах. К счастью, много из этих топ-матчей мы выиграли – как минимум, против Ливерпуля.

— Что нужно, чтобы быть отличным техническим или футбольным директором?

— Прежде всего, нужны знания игры, методов тренировок, опыт подготовки, воспитания молодежи, и еще ты должен мыслить структурно. Нужен большой футбольный опыт. Когда ты становишься техническим директором, у тебя должно быть имя, обширная сеть контактов и возможность в любой момент эту сеть использовать.

— Один из кандидатов на пост технического директора МЮ – Рио Фердинанд. Что вы думаете об этом? Игроком он был хорошим, тут не поспоришь.

Как то, что ты был хорошим игроком, не делает из тебя хорошего тренера, так оно не делает из тебя и хорошего техдира. Это в той или иной степени сейчас происходит с Оле-Гуннаром Солскьяером – бывшие игроки, связи со старыми парнями. Но это не всегда хороший выбор.

— Вы были удивлены, когда Солскьяеру дали постоянный контракт?

— Очень. Даже несмотря на серию побед на старте.

— Почему?

— Потому что Манчестер Юнайтед – один из самых больших клубов мира, который нуждается в коуче с опытом, а не том, что тренировал одну-две команды на более низком уровне.

— Хосеп Гвардиола принял Барселону сразу после второй команды клуба и был очень успешен.

— Исключения всегда есть. А еще он играл в центре полузащиты на высочайшем уровне, а это позиция, где ты должен разбираться в тактике. Кроме того, он был моим капитаном!

— У вас есть игровая философия – она была в Аяксе, Барселоне, АЗ, Баварии. А в МЮ?

— Когда я соглашался на работу, мы никогда не говорили про систему Манчестер Юнайтед или философию.

Это удивило?

— Да. В других клубах мы всегда об этом разговаривали.

— Когда Аякс в 1995 году победил в Лиге чемпионов, была ли ключом к успеху командная игра?

— Все мои коллективы были настоящими командами. Я считаю, Манчестер Юнайтед тоже играл как команда. Когда твоя голова уже отсечена, а ты все равно можешь вдохновить играть в тот футбол и в том стиле, в котором желаешь видеть… Мы всегда использовали одну систему, но делали разные акценты, в зависимости от соперника.

— Если бы вы начинали все с чистого листа, сколько бы потребовалось времени, чтобы привести МЮ в порядок?

— Проблема в том, что у тебя не будет так много времени. Да и болельщики его не дадут. С Солскьяера они тоже должны требовать, хоть это и бывший игрок клуба. В футболе ты должен давать результат. Но экс-игрокам всегда оказывают больше доверия.

— Тогда в таких больших клубах как МЮ практически невозможно добиться успеха? Помню, на вашей первой пресс-конференции вы сказали, что он «слишком коммерциализирован».

— Я рад, что вы это помните. Думаю, сейчас в Юнайтед нужно поменять структуру, потому что баланс между футбольной и коммерческой стороной смещен в сторону последней.

— Что вы имеете в виду?

— Например, при мне команда должна была отправиться в США перед стартом сезона и сыграть там много матчей за короткий промежуток времени. Это хороший коммерческий ход, но для тренера он не очень удобен. Все были счастливы, кроме меня – в США мы выиграли все матчи, но первая же игра в чемпионате – и поражение от Суонси. Просто потому, что все футболисты были измотаны. Когда приходится начинать в таких условиях, это не есть хорошо.

В скаутинге Ман Юнайтед не организован достаточно хорошо, чтобы подписывать лучших, я считаю. Подготовка игроков – нельзя сказать, что в МЮ она очень хороша. Сколько пробилось в первую команду?

Как тренер Манчестер Юнайтед я видел, что игроки Сити, Тоттенхэма, Челси и Арсенала были лучше. Так что я мог сделать? Мы атаковали. Мы не защищались, мы искали тактические решения, отталкиваясь от уровня наших игроков. Например, мы провоцировали пространство, и это было новым в Англии. Думаю, полгода назад Юрген Клопп тоже прозрел, потому что раньше он всегда прессинговал.

— Как вы провоцировали пространство.

— Я пробовал этот метод из-за скорости Антони Мартиаля и Маркуса Рашфорда. Мы не включали прессинг сразу же, а отходили немного назад – не парковать автобус, а к центральной линии, а затем защитники были на полпути на нашей половине. Только в АЗ я делал это ранее, тоже из-за более низкого уровня моих игроков – и, конечно, адаптируясь к их качествам. Вы должны это увидеть. У меня были не лучшие футболисты, и мы не могли атаковать. Например, когда Ливерпулю нужно постоянно идти в атаку, он испытывает проблемы – больше, чем, например, Манчестер Сити.

— Почему?

Потому, что Салаху, Фирмино и Мане нужно больше пространства, чем Агуэро, Сане и Стерлингу. Кроме того, креативность полузащиты Сити выше – Де Брюйне, Давид Силва, Фернандиньо и Бернарду Силва – они могут играть на ограниченном пространстве. Поэтому Сити и чемпион.

— Можете назвать своего любимого игрока из тех, кого тренировали. Не лучшего, но того, с кем было действительно приятно работать.

— Луиш Фигу. Он победитель. Он всегда работал по полной, на тренировках и в играх. Луис Энрике. Мне больше всего нравятся такие игроки – открытые, но при этом победители. Они говорят на поле.

— А лучшее воспоминание из вашей карьеры?

— Оно случилось не на тренерской скамье. Это было на каналах Амстердама. Победа в Лиге чемпионов. Это была фантастика. Более миллиона человек вышли на каналы, старики выглядывали из окон. Невероятно.

Беседовал Джейми Джексон, The Guardian

Добавить комментарий