Моуриньо: Моя следующая работа будет в клубе с правильной структурой — я не хочу конфликтов

Рассказ Жозе Моуриньо, который находится в поисках новой работы после ухода из Манчестер Юнайтед.

Жозе Моуриньо сидит с открытым блокнотом и полностью сосредоточен на экране, который показывает финал Кубка английской лиги, в маленькой комнате телевизионной студии в западном Лондоне, где позже перед камерами ему предстоит объяснить испанским зрителям тактические подходы двух тренеров.

У Моуриньо всегда были свои четкие представления о работе эксперта и о том, как ее нужно выполнять. Они не изменились и теперь, когда он работает на канале DAZN, который транслирует английский футбол в Испании. По его мнению, работа эксперта заключается в том, чтобы объяснять тактику и замысел тренера. Он говорит, что любит смотреть теннис или Формулу 1, когда его увлекают детали игры или гонки, в спорте, о котором он мало знает. «Аннабель Крофт, какой эксперт, – говорит он. – Вау, Мартин Брандл! Я многому учусь у них».

У него было достаточно времени для этого после расставания с Манчестер Юнайтед 18 декабря, окончания первого 18-месячного периода в его карьере, когда он не выиграл ни одного трофея. Графика во время телетрансляции в студии, когда Моуриньо говорит, напоминает нам, что он выигрывал Кубок лиги четыре раза, чего больше не удавалось ни одному тренеру в истории. Его общее количество трофеев, включая выигранные Суперкубки, достигло 25-ти, а кроме этого он выигрывал турниры в качестве помощника Бобби Робсона и Луи ван Гаала.

К своей работе он относится серьезно, отмечая ключевые моменты и обсуждая видеоповторы, которые следует показать во время его анализа. Он смотрит матч с энтузиазмом болельщика и не скрывает своего восхищения одним из игроков. «Канте – невероятный, – шепчет он ободрительно, когда Нголо Канте останавливает очередную атаку Манчестер Сити. Моуриньо с радостью поддерживает беседу. Это интервью ни в коей степени не является для него принудительным. Бывший тренер Порту, Челси, мадридского Реала, Интера и Юнайтед выглядит расслабленным.

Не возникает сомнений, однако, в том, что работа в Юнайтед закончилась плохо и возрождение команды после его ухода отразилось на нем не очень хорошо. Моуриньо, похоже, смирился с этим и поэтому провел некоторое время, вспоминая последний этап своей карьеры. Он не из тех людей, как может показаться, которые предаются сожалениям. Его размышления касаются того, какую работу, в каком клубе, он хочет получить.

«Говорят, что поражения учат многому. Возможно, в этом есть доля истины. Думаю, что моя естественная потребность – побеждать. Впервые в карьере я не смог выиграть ни одного трофея за последние 18 месяцев. Некоторые не выигрывают трофеи по 18 лет. Я ничего не выиграл за 18 месяцев. Теперь у меня есть время подумать, поразмышлять, попытаться все понять и подготовиться к следующей работе. Знаю, что она появится. Ее пока нет потому, что меня не устраивали предложенные варианты».

Еще одна причина думать о будущем – это то, что Моуриньо не готов рассказывать об особенностях работы с Юнайтед. Очевидно, между ним и клубом существует договоренность, которой он хочет придерживаться, и это касается не только суммы отступных за разрыв контракта. Он говорит, что никогда не обсуждал ни один из клубов, которые он покинул. «В этом нет смысла», – говорит он. Но он также твердо уверен, что для него это не конец в элитном футболе. «Когда у меня появится новая работа, я хочу быть полным радости, энергии и знаний».

Он уже отклонил одно предложение, которое не соответствовало его амбициям сражаться за главные трофеи. Он шутит, что предложение было настолько выгодным, что ему стыдно признаваться в том, что он его отклонил. Ему сейчас 56 лет, его карьера охватывает 30 лет, в течение которых он изменил представление о тренерской работе – от тренировочных занятий и поведения у кромки поля до переосмысления критериев, требуемых для этой работы. Чего же он хочет? Сначала он говорит, что все зависит от амбиций клуб, но затем исправляется и ставит амбиции вторым пунктом в списке своих приоритетов. Прежде всего, он хочет клуб, где бы он чувствовал себя счастливым.

«Я не хочу внутреннего конфликта, – говорит он. – Я хочу внутренней поддержки. Конфликтам место на стадионе в воскресенье, когда ты играешь против кого-то, кто хочет отобрать у тебя три очка. Это момент для конфликта».

Он даже придумал новую фразу – структурная поддержка. «Не знаю, правильный ли это перевод с португальского, но главные эти два слова: структура и поддержка. Я хочу работать со структурной поддержкой. Клуб – это структура, комплекс структур, где тренер является важной частью, но не самой структурой».

Я хочу работать в клубе, который понимает, что существует определенная структура

Я не хочу работать в структуре, где нет группы единомышленников. Иногда говорят: «этот тренер не любит работать со спортивным директором»; «этот тренер не любит работать с главой скаутинговой службы»; «этот тренер не любит работать с владельцем»; «этот тренер не любит работать с президентом». За свою карьеру я работал при любых возможных вариантах. Самые успешные условия складываются не благодаря структуре, но благодаря поддержке в этой структуре.

Люди, хорошо работающие вместе. Люди, разделяющие одни и те же идеи. Это фундаментальная вещь. Нынешнее поколение игроков – это не просто игроки, это весь набор. Есть игрок, семья, агент, окружение, директор по связям. Иногда есть личный медицинский сотрудник, а в крайних случаях – личные тренеры по фитнесу. Рядом с игроком всегда находится тот, кто отвлекает внимание. А когда в клубе нет поддержки в структуре, происходит так много конфликтов, что становится очень, очень тяжело работать».

Как говорилось, Моуриньо не хочет говорить об отдельных личностях в отдельных клубах. Но, когда его постепенно охватывает азарт, и этот знакомый голос разносится по крошечной зеленой комнате, в которой мы сидим, сложно не заметить параллелей с его недавним прошлым.

Моуриньо хранит записи каждой тренировки, каждого матча, каждого ключевого занятия со времен работы тренером юношеской команды в его родном городе Сетубал. Когда он прибыл в Челси в 2004 году, то шутил, что однажды его маленький сын Жозе унаследует дело его жизни. Теперь в возрасте 19 лет Жозе-младший поступает в университет и намерен работать в сфере спорта. Предложение отца с доступом к его magnum opus по-прежнему остается в силе. Последняя глава может быть самой интригующей, ведь Моуриньо-старший планирует начать полный обзор своей тренерской карьеры. Который, по его словам, сфокусируется на его собственной работе и работу его помощников, а также концепциях лидерства, тактики и методологии.

«Есть некоторые вещи, которые заставляют меня много размышлять и учиться и пытаться найти ответы на многие вопросы. Я всегда размышлял над таким понятием, к примеру, как лидерство. Если посмотреть на лидеров в истории, то можно найти крайне отрицательных лидеров в истории человечества. Если говорить о футболе, то лидер представляется в ключе положительного лидерства. Но отрицательный лидер – это тоже лидер. Необязательно каждый встречный лидер является позитивным лидером, который поможет тебе достигнуть поставленных целей. Встречаются и отрицательные лидеры, и они такие же лидеры, как и положительные. Я должен подготовиться к таким ситуациям. На предположение о том, что он не захочет иметь дело с отрицательными лидерами на следующей работе, он пожимает плечами: «Их можно найти, никогда не знаешь наверняка».

Обсуждаем возможности, которые могут открыться перед ним в новом клубе. С момента его ухода из Порту в 2004 году он работал лишь с самыми большими и богатыми клубами в европейском футболе. Он вполне обосновано утверждает, что каждый раз его назначали потому, что клубам не удавалось показывать ожидаемые результаты. В этот раз он готов возглавить клуб, который не обязательно будет охотиться за трофеями с самого начала, но должен обладать амбициями стать таким клубом.

«Если это клуб без амбиций, то я не пойду туда. Я отклонил выгодное предложение, потому что хочу работать на самом высоком уровне с самыми большими амбициями. Это мой второй пункт в списке приоритетов. Мое первое требование – структурная поддержка. Я хочу работать с теми людьми, которых я люблю, с теми людьми, с которыми я хочу работать, которые разделяют те же идеи. Я не хочу иметь постоянного противоречия между тем, что я думаю, и что думают другие.

Очевидный вопрос: «Существует ли такой клуб в реальности?» – «У меня так было в Интере. Такие клубы существуют. Обычно это очень важная составляющая успешного клуба».

Он указывает на маленькие детали, которые заставляют задуматься. Он рассказывает, что в идеальной структуре должно быть пять очень близких скаутов, а не 500 неизвестных тебе скаутов, на которых настаивает клуб. Он говорит, что хочет быть частью этой структурной поддержки, так что даже не возникает мысли, что в попытке найти такой вариант он может оказаться в клубе, который хоть немного ниже по уровню, чем его предыдущие.

Моуриньо говорит, что, когда он прогуливается по Лондону, то к нему проявляют уважение, которое, по его мнению, он заслужил своей карьерой. «Когда я встречаю людей со всего мира, ко мне проявляют уважение». Однако он не перестает напоминать, что в некоторых местах к нему относятся по-другому. С его слов кажется, что это мир СМИ и телевизионных экспертов, но также это может относиться и к футбольным властям.

«Например, – говорит он, указывая на экран, где идет трансляция финала Кубка лиги, в котором за час игрового времени команды практически не создали опасных моментов. – Если Челси выиграет этот матч со счетом 1:0, для некоторых тренеров это будет мастер-классом. Для других тренеров – скучным финалом. Посмотрим». Он имеет в виду, что Маурицио Сарри выставил автобус против Сити, – тактика практически прямиком из блокнотов Моуриньо. В его словах есть правда, и он на этом не останавливается.

Перед своим следующим замечанием о двух коллегах, Диего Симеоне и Маурисио Поччетино, он говорит, что хорошо дружит с обоими. «Можете представить, чтобы я сделал что-то в стиле Симеоне? Можете? Можете представить, чтобы я сделал что-то в стиле Маурисио? А последствия?»

Он имеет в виду их поведении неделей раньше. Сперва Симеоне схватил себя за промежность, когда Атлетико открыл счет в домашнем матче против Ювентуса в Лиге чемпионов. Затем был Почеттино перед лицом арбитра Майка Дина после поражения Тоттенхэма от Бернли. «К вам относятся по-другому, Жозе?» – «Да». – «Почему?» – «Я не знаю».

У Моуриньо была продолжительная тренерская карьера, и пока он не намерен ее завершать. В апреле он отправится в Альгарве – место, где вырос его отец, Жозе Феликс Моуриньо, и где в его честь назвали стадион. Его отец умер в июне 2017 года, и когда-то он рассказывал историю о том, что Жозе Феликса, своего рода специалиста по повышению в классе, который работал с десятью разными клубами, уволили на Рождество. «Да, моя ситуация с Юнайтед недалека от этого», – шутит Моуриньо.

Жозе Феликс еще работал в качестве ассистента тренера в Витории Сетубал в 1996 году, когда его сын был помощником Робсона в Порту. Моуриньо вспоминает, как они оба вышли в полуфинал кубка в том году, но семейного финала не случилось из-за поражений их обеих команд. Его отец был лишь на два года старше, чем Моуриньо сейчас, когда он провел последнюю игру в качестве тренера. Что касается блудного сына, то нет никаких признаков, что он на этом остановится.

The Telegraph, перевод: Сергей Сакара

Добавить комментарий